Староконный рынок

«Старый конь борозды не портит»

Импульс, заданный авангардом сто лет назад и породивший мир современного искусства, как часть культуры и цивилизации, полностью иссяк, бросив мир, им созданный, на растерзание врагам – истеблишменту, рынку и их вкусам, против которых такими жертвами утверждался он как форма новой религии.

Всю историю зарождения и развития этого импульса, пришедшего из философии, можно теперь наблюдать в цензурированном виде разобранной по полочкам, каталогам, музеям, коллекциям, классифицированной и превращенной в хрестоматийное пособие.

Мир современного искусства – современная форма академизма, а в случае США – форма национального искусства, пятая колонна империалистической агрессии.
Подавляющее количество продукции, поставляемой ныне на рынок современного искусства, представляет собой «пустую породу», в которой не отыщешь ни крупицы золота.

Однако наступившее столетие требует безотлагательного решения проблем, созданных предыдущим развитием событий. И затянувшаяся агония того энергетического прорыва, который назвал себя авангардом, также не может длиться вечно.

Иссякание энергии всегда предвещает новую энергетическую волну. И вовсе не в каком-то новом, неожиданном месте. А именно там где её больше всего ждут и лелеют. А ведь поколение современных художников, выросшее в эпоху упадка, ни о чём ином и мечтать не могло, для нас это самая сокровенная утопия.
Однако, по счастливой случайности, в городе Одессе, колыбели современного искусства, где жил Кандинский и появился первый в мире музей современного искусства, героический период затянулся вплоть до 90-х годов, в результате чего сегодня героическое поколение находится в расцвете творческих сил.

Современные галереи и музеи вовсе не являются полем, где раскрывается мэсседж современного художника, да и никогда не были таковыми. Попытка выйти за эти пределы всегда завершалась неудачей и это желание свободы неудовлетворенно до сих пор.
И вот наконец-то, возвращаясь в Одессу, мы видим появление разработки, удачно решающей новые проблемы.

Речь идёт о проекте «Староконный рынок». Первоначальная идея такова – художники, придя на Староконный, покупают там предметы, из которых создают затем арт-объекты, чтобы выставить их затем здесь же, на рынке, прямо на клеёнке, расстеленной на земле, среди обычных продавцов. Цель выставки – не продажа, а репрезентация в подходящем контексте. В самом деле, Одесские улицы гораздо больше подходят искусству, чем мёртвые, как больничные палаты, пространства музеев и галерей. Одесса прямо-таки создавалась специально для художников. Это город пленера, живописный, колоритный, всегда просящийся на холст или плёнку фотоаппарата. Одесские художники всегда бродили по родному городу, не замыкаясь в стенах мастерских. Само устройство города направленно на поддержание демократических традиций. Жители Одессы гораздо больше времени проводят на улице и в общественных местах, чем в своих жилищах, к тому же, не слишком, как правило, комфортных для постоянного нахождения. Характерный пример – гигантское количество интернет-кафе. Буквально на каждом квартале есть подвальчик с компьютерами, где проводит время молодёжь близлежащих домов, общаясь, как в клубе. Подобный демократизм всегда отличал и художественную среду, причём одним из клубов был Староконный рынок. Здесь художники знакомились, общались, порою даже что-то продавали.

назад