Детекторы как внешние устройства

Сегодняшняя жизнь человека связанна с хитроумными аппаратами, необходимость которых не всегда понятна. Но их наличие в нашей жизни – неоспоримый факт. Возможно, некоторые из них действительно нужны, надо лишь правильно воспользоваться.Одно из таких устройств учился применять художник Игорь Гусев, когда готовил новый проект «Детектор лжи».

(Мы встретились с ним в его мастерской и поговорили о его новых работах.)    может это предл. вообще выкинуть?

- Игорь такое название - из-за чувства, что кругом ложь? Это что, внутренняя, какая-то слишком честная, позиция?

- Скорее это внутренний вопрос. И без меня кругом достаточно людей, которые позиционируют себя остаточной (не хочу говорить - конечной) инстанцией, имеющей право на правду. Везде самые правдивые новости, самые правдивые сплетни. Я просто решил покопаться в себе. И понял что, я в этом мире правды – очень лживый парень.

А у тебя, случайно, не политическая позиция?

- Нет, потому, что художник ... (задумывается)

- Аполитичен?

- Нет, просто политик высказывается несколько иначе. Он может собрать много людей, высказаться и всех - в лагеря, потом. А я ,разве что, в пионерские лагеря могу. Вот почему я арт-высказываюсь, а не политично.  Вот так.

- В пионерские лагеря? А может в арт-коммуны?

- Да, в такие загоны-территории, созданные для эстетического наслаждения.

- Вернемся к проекту. Если я правильно понял. Этот проект – твоя внутренняя позиция лжи-правды?

-  Да. Причем я рассматривал следующий вопрос: кем является современный художник на сегодняшний день?  Чтобы быть успешным, в итоге приходится работать в жанре – «попс». Правда сегодня, этот жанр уже не является  таким явно попсовым в плохом смысле этого слова. Сегодня попсой является любое направление, которое сочетает в себе андерграунд и мейнстрим.

- Еще, наверное, - успешность?

- Да, конечно. Я бы сказал обязательно.

- Стоит ли понимать, что  твое прежнее-попсовое искусство можно отнести к неправдивому? Именно этот вопрос ты хочешь рассмотреть?

- Я хочу посмотреть: говорил ли я раньше правду?

-  Мы сейчас будем только тебя рассматривать или еще всех, кто идет параллельно с тобой?

- Давай рассмотрим в принципе.  Помнишь, во времена постперестройки существовало в современном искусстве такое направление - «украинский трансавангард». Тогда все «правильные ребята» рисовали «правильные» картины и все было по-честному: гигантские картины – много краски – много денег. А потом все это исчезло, сменился потребитель. Пришли люди, которых уже не интересует реальная правда. Им нужна та правда, которая их устраивает, которую они сами и позиционируют.

- То есть, арт-рынок сформировал спрос и современные художники отреагировали?

- Отреагировали, но это - не минус. Это - особенность выживания и становления автора в последние 10-15 лет. При этом, многие из них, научились владеть всевозможными (как бы покрасивее это сказать?) маленькими секретами. Они знают, что влияет на массы, как это осуществляется и каким образом. Они знают, что может быть модно, что может быть супер-модно, что попадает в горячую двадцатку-десятку. Что может продастся просто «не отходя от кассы», как горячие пирожки на вокзале. Они этим уже владеют.

- И они так работают?

- Да. Но при этом, каждый остается верен себе, правдив. Просто делает то, что нужно.

- Если я правильно понял, мы сейчас обсуждаем вопрос: «в меру правдив»? «Интересен, но в меру правдив»?

- Скорее - умеет подать свою правду… (задумывается) Хотя, конечно, многие себя подубили, кто препаратами, кто коньюктурой. Но, я так понимаю, что это явление существовало веками. Существует и сейчас. Особенно после бурного взрыва арт-рынка, после угасания авангарда и смерти андерграунда. (Андерграунд в прайм-тайм  можно увидеть в телевизоре! Это, что - андерграунд?)

- Андерграунд вышел из подполья и умер?

-  Да. Оказалось, что он не умеет существовать в другой среде. Вот и приходится становиться на новые позиции.

- Теперь уж и  у меня возник вопрос: был ли Игорь Гусев правдив ранее в своих работах?

- Да, был. И это десяток лет никому не было нужно. Тогда я начал привирать. Правда, очень откровенно. А через некоторое время вдруг понадобилась моя правда, которая была в самом начале моего творчества.

- Ты сейчас имеешь в виду свою графику? Или живопись тоже?

- Любые старые работы.

- Мы же сейчас новые работы обсуждаем. Новая живопись это   ….?

- Я уже запутался… Да, и новые тоже.

- Можно ли это понимать так: художник Гусев решил проверить себя на детекторе лжи, запутавшись в собственных оценках?

- Да, решил протестировать, хотя детектор лжи – достаточно попсовое понятие. Я, когда придумывал этот проект, открыл случайно глянцевый журнал и увидел рубрику «Детектор лжи». Там в частности было интервью с человеком, который поет песню «Шоколадный заяц» (не помню, как зовут). Сделал вывод: попытка вывернуться на изнанку уже попсовая. Но, для себя, сразу понял: это то, что я сейчас делаю.

- Согласен. Игорь, давай остановимся на живописи. Ведь работы не очень типичные для тебя.

- Я бы не сказал. Просто ранее каждая вещь, которая делалась мной, продумывалась до мелочей. Образ тщательно прорабатывался. А это – импульс. Он исполнен на таком доступном материале как фанера, которую можно подобрать у себя в подъезде. И при этом, возникает вопрос, насколько автор вкладывает в вещь себя. Хочется узнать: что это? Это он выставил вещь найденную на лестнице? Или это - он сам?

- Давай остановимся на тщательной проработке образов. Может не «прорабатываешь», а «затачиваешь» работу под рынок?

- Нет, все-таки прорабатываешь. Ведь ты тщательно продумываешь, как это прозвучит? Как это будет выглядеть?  Как это продастся? А новый проект – порыв, каприз (хотя это пошло звучит). Любой художник, который в художественном салоне выставляется, назвал бы такой проект «Душевный стриптиз», например. Но мне не хочется придумывать интригующих названий. Кстати, мне будет очень интересно мнение критиков и простых зрителей. Они же в принципе подготовлены к искусству, которое заявляет о себе, которое громкое и модное. А тут - такое. С одной стороны, они могут это все поругать. Но будут ли они правы?

- Скорее всего, они устроят тебе тест на детекторе лжи.

(Смеемся)

- Давай поговорим о самих работах. Меня лично привлек автопортрет Игоря Гусева. Можешь в двух словах о нем?

- Это - конкретно я, который делал прежние проекты. Прежде всего: работа с фотоаппаратом, с фотошопом, с материалами из интернета. Но я, помещенный на фанеру со свалки.

- Еще меня поразили «котята». Что Игорь хочет сказать мне, как зрителю о «котятах»? Хотя, работа самодостаточна, можешь и промолчать.

- О «Котятах»? О «Котятах» я промолчу.

- Давай тогда прейдём к графике. Она очень не типичная, но присущая тебе.

- Я эту графику начал делать 15 лет назад, в то время я занимался самым настоящим правдивым искусством, (ого, как сказанул!). Все это время, ко мне поступали вопросы по поводу. Мол, что это?

- Но это - конкретно Гусев?

- Безусловно. Причем мне кажется, что я здесь ни в кого не влипаю. Только в историю мирового искусства (смеется). А вот в местный контекст и в контекст того, что сейчас впереди планеты, не  вписываюсь - неформатен. Хотя проект мне интересен.

- Давай предположим такую ситуацию: если бы Игорь Гусев был сейчас финансово успешен, при чем, очень ...

(Перебивает)

- Вот только этим бы и занимался (в смысле – графикой). Это хорошо. Потому, что ситуация в искусстве сейчас напоминает офис. Есть менеджер, есть исполнитель, заказчик. А в этом занятии – сам себе режиссер и детектор лжи. Вот так.

- Как ты думаешь все это подавать публике? Тут, правда, мы зашли на территорию вопроса тщательной подготовки проекта, но все же: как это надо подать, хаотично-спонтанно?

- Нет. Все-таки это должна быть экспозиция по классическим канонам. Что-то должно быть такое привычное.

- Выходит, к детектору лжи проводочки должны быть подключены правильно?

- На счет проводочков я еще не знаю. По идее, очень хорошо было бы на открытии разрезать оголенный провод ножницами.

- И отключить детектор лжи?

- Не получится. Детектор лжи – это внутреннее автономное устройство. Его просто так не включишь-выключишь. Но вот, что мне не нравится: эта выставка, по моему мнению, настолько соответствует сегодняшним темам, что она может восприняться как коньюктура.

- Слушай, я тут подумал про детектор лжи - выходит художник имеет право сказать публике лишь то, что может сказать самому себе?

- В том то и дело, что себе тоже постоянно врешь. А проект - проверка. Когда я его создаю – работает внутренний детектор, когда выставлю перед публикой - заработает внешний.

- Как ты думаешь, узнает ли тебя в твоих работах зритель, который не знаком с тобой лично?

- Скорее всего - не узнает. Но это - не проблема. Если он иногда не узнает себя …
Беседовал - Евгений Герман
2007-01-27